Полис в обмен на льготы

Предприятия стимулируют страховать экологические риски

О необходимости закона по экологическому страхованию в России говорят уже 15 лет, но он до сих пор не принят. Каждый год Росприроднадзор взыскивает с предприятий 2,5 миллиарда рублей за ущерб от аварий. Устранить же их последствия собственник не всегда способен сам — не хватает финансов. Тогда ответственность ложится на плечи государства, то есть налогоплательщиков.
Пока большинство промышленных предприятий не видит экономического эффекта от полисов экострахования.
Пока большинство промышленных предприятий не видит экономического эффекта от полисов экострахования.
Экострахование поможет предприятиям заранее позаботиться о сумме компенсации, более того, подтолкнет их к тому, чтобы заложить в бюджет финансирование мер по предотвращению рисков. К слову, еще два года назад экспертный совет при комитете Совета федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию настаивал на введении обязательных договоров услуг или вмененного страхования, распространенного в нефтегазовой отрасли.

- На законодательном уровне уже есть правила рекультивации и консервации земель, в 2021-м вступят в силу изменения в Федеральный закон «Об охране окружающей среды», направленные на ликвидацию и предупреждение разливов нефти на суше (для акваторий нормативы давно утверждены. — Прим. ред.), — рассказывает Игорь Яжлев, исполнительный директор Ассоциации экологического страхования. — Это подтолкнет к развитию экострахования, ведь дефицит регулирования осознают все.

В госдокладе, подготовленном экспертным советом, подсчитано, что ущерб от загрязнения нефтепродуктами в стране только в 2018 году превысил пять миллиардов руб­лей. В добровольном порядке было возмещено всего 190 миллионов, остальные требования удовлетворили через суд. И проблема вовсе не в безответственности собственников — закон не устанавливает для хозяйствующих субъектов систему финансовых гарантий во время ЧС.

- Природоохранных мер, как показывает практика, недостаточно: число аварий увеличилось до двух-трех ежегодно (раньше столько же происходило в течение трех лет), их последствия стали масштабнее. Нужно выстроить систему предупреждения и возмещения вреда, которая широко используется в постсоветских и европейских странах, чтобы предприятие имело резервный фонд для экологических целей, — уверена Наталия Коваленко, разработчик модельного закона об экологическом страховании для СНГ.

Даже по федеральному закону об обязательном страховании опасных производственных объектов владелец компенсирует вред только потерпевшим при аварии. Требование восстановить среду ему фактически не предъявить. Зачастую компании страхуют риски только тогда, когда заключают договор с зарубежными партнерами, для которых защита экологии, как и социальная ответственность бизнеса, — ключевое условие.

Впрочем, крупные промышленники перспектив экострахования пока не видят. К примеру, на Нижнетагильском меткомбинате этот инструмент не используют, потому что он ориентирован больше на аварийные ситуации (внезапное сверхнормативное загрязнение среды), а предприятие такие риски страхует в рамках обеспечения промышленной безопасности. Сколько на это выделяется средств, в пресс-службе ЕВРАЗа не раскрыли.

Члены ассоциации экострахования все еще надеются запустить пилотные проекты в регионах, которые помогут не только компенсировать текущий ущерб, но и бороться с накопленным. В частности, застраховать участки лесного фонда от пожаров пытались еще в 2003-м, правда, эта инициатива повисла в воздухе в ходе административной реформы.

Россияне все чаще выбирают для поездок экологичные виды транспорта
Сегодня экспертные предложения обещают включить в стратегию развития страховой деятельности до 2024 года, которую разрабатывает Минфин РФ вместе с Банком России и страховщиками.

- Мы предлагаем обязать организации 1-3-й категории опасности иметь финансовое обеспечение на реализацию программ ликвидации вреда окружающей среде. Гарантировать его будет договор страхования. А власти могут уменьшить финансовую нагрузку на промышленников, снизив плату за сверхнормативное загрязнение на сумму страховой премии, — делится планами Светлана Гусар, вице-президент Национального союза страховщиков ответственности.

Кроме того, предлагается предоставлять предприятиям, оформившим полис, налоговые льготы. Лучшим аргументом в пользу страховки станут экономические обоснования, ведь штрафы не дают долгосрочного эффекта по сравнению с постоянным стимулированием бизнеса снижать вредные выбросы.

Кстати

При участии Минприроды РФ и Росприроднадзора страховое сообщество сейчас разрабатывает внутренний стандарт по регулированию экострахования. Длительное обсуждение документа связано с тем, что участники не могут прийти к единому мнению и при общей положительной оценке готовый проект спотыкается о разные формальности. Авторы идеи надеются изменить ситуацию путем создания межведомственной рабочей группы.

https://rg.ru/2020/09/23/reg-urfo/chto-tormozit-razvitie-ekologicheskogo-strahovaniia-na-urale.html