Не сертификатом единым

Россия не стоит в стороне общемировых процессов в области ужесточения экологического законодательства и внедрения инструментов, регулирующих выбросы парниковых газов — основного признанного «виновника» глобальных климатических изменений. Самое пристальное внимание законодатели во всех странах уделяют необходимости «озеленения» промышленности. С одной стороны — как наиболее прозрачной сферы экономики, которая уже давно «в теме». С другой — это самый простой и очевидный путь показать, что к проблеме изменений климата относятся серьезно.

Но если во многих странах стараются предоставить своей промышленности максимально широкий арсенал методов подтверждения низкого углеродного следа, то Россия пока сфокусировалась на инициативе Минэнерго ввести «зеленые сертификаты», которая отрежет многим российским экспортерам путь за рубеж со всеми вытекающими последствиями, а также приведет к искажениям реальной картины усилий промышленников по достижению низкоуглеродного производства.

К примеру, РУСАЛ занимается целенаправленным снижением углеродного следа своей продукции уже более 10 лет. В 2017 году компания запустила на рынок продукцию под специальным брендом Allow, углеродный след которой составляет менее 4 т в эквиваленте CO2 на тонну произведенного алюминия, что почти в четыре раза ниже, чем в целом по индустрии. Таким образом, алюминий под брендом Allow гарантирует своим покупателям низкий «углеродный след» и демонстрирует полную прозрачность производственного процесса и отчетности. Безусловно, экологичность выпускаемой продукции позволяет обеспечить конкурентные преимущества и на внешних рынках, так как львиная доля продукции РУСАЛа покупается известными международными компаниями.

В целом российские производители для осуществления своей внешнеэкономической деятельности оформляют экологические декларации, в которых учитываются данные косвенных выбросов парниковых газов. Они готовятся в связи c международными предписаниями и требованиями потребителей их продукции.

Сейчас определение размера углеродного следа производится российскими экспортерами с использованием общепризнанных на мировых рынках методик, в том числе Greenhouse Gas Protocol Scope 2 Guidance (GHG Protocol). Аналогичные методики предусмотрены и отечественными правовыми актами (приказом Министерства природных ресурсов и экологии России от 29.06.2017 № 330 и ГОСТ 56267-2014). В соответствии с ними, при определении размера косвенных энергетических выбросов парниковых газов, связанных с производством продукции, применяются физический метод, основанный на учете выбросов при производстве электроэнергии региональными объектами генерации, и рыночный метод, основанный в том числе на учете выбросов генерирующих объектов, поставляющих электрическую энергию по прямым договорам.

В отношении РУСАЛа низкий углеродный след обеспечивается благодаря доступу заводов компании к источникам возобновляемой гидроэнергии, наличию прямых договоров купли-продажи электрической энергии и физическому перетоку электроэнергии от гидроэлектростанций. Компания периодически проходит независимую аудиторскую проверку, удостоверяющую корректность расчета выбросов парниковых газов и соответствие данных расчетов требованиям и рекомендациям GHG Protocol. Признанные мировые эксперты — такие, как KPMG, TUF и др. — неоднократно подтверждали корректность расчета выбросов парниковых газов.

Между тем Минэнерго России разработало проект закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об электроэнергетике» в связи с введением сертификатов происхождения электрической энергии». Законопроектом планируется ввести в оборот сертификаты — электронные документы, которые будут выдаваться по факту производства электрической энергии на низкоуглеродных генерирующих объектах, использующих возобновляемые источники энергии (ВИЭ) и атомную энергию. Как заявляется, сертификатом будут удостоверяться права, обусловленные совокупностью позитивных эффектов, сопровождающих производство электрической энергии, таких как снижение уровня негативного антропогенного воздействия на окружающую среду и здоровье человека, повышение качества жизни населения и др.

Но самое важное, что по идее авторов погашение сертификатов будет являться фактически единственно возможным способом подтверждения его владельцем факта потребления электрической энергии, произведенной на квалифицированных генерирующих объектах, функционирующих на основе использования ВИЭ. Без погашения сертификатов компаниям будет запрещено даже заявлять о потреблении «зеленой» энергии, в том числе в публичных выступлениях, рекламе, маркировке товаров, а также при количественном определении косвенных энергетических выбросов парниковых газов, применять соответствующие понижающие коэффициенты выбросов, установленные в законодательстве РФ и международной практике. По оценкам экспертов, принятие законопроекта в предлагаемой редакции не позволит без приобретения и погашения сертификатов рассчитывать и подтверждать низкий углеродный след в части косвенных энергетических выбросов выпускаемой продукции.

Таким образом, использование механизма подтверждения только при помощи сертификатов сведет на нет существующие положительные экономические эффекты для отечественных потребителей. При этом иностранные конкуренты, расположенные за пределами России, на которых не распространятся новые нормы закона, будут, как и раньше, руководствоваться общепризнанными методиками и сохранят возможность при определении косвенных энергетических выбросов использовать все существующие в мировой практике способы (прямые договоры, территориальный принцип), которые наиболее подходят для них. И поэтому получат по отношению к отечественным экспортерам бесценное конкурентное преимущество.

Кроме того, рынок «зеленых сертификатов» может в принципе оказаться закрытым для реальной промышленности. Законопроект допускает возможность без ограничений приобретать сертификаты покупателям, осуществляющим потребление электрической энергии исключительно за пределами территории России, а также перепродавцам, готовым участвовать в их обороте исключительно с целью получения прибыли. То есть потенциальные предложения продавцов сертификатов на российском рынке могут быть целиком покрыты за счет более привлекательного ценового спроса таких субъектов. Это ограничит доступность сертификатов для отечественных потребителей и приведет к неоправданному росту их стоимости.

В таком случае потенциально эта инициатива станет для производителей-экспортеров еще одним сбором — наряду с договорами поставки мощности (ДПМ) ВИЭ, ДПМ ГЭС, ДПМ АЭС, — средства от которого пойдут исключительно в актив генерации, введенной по таким ДПМ, позволяя ей тем самым получить сверхдоход. Стоит отметить, что суммарный размер платежей потребителей первой и второй ценовой зон оптового энергорынка по вышеуказанным проектам ДПМ с 2017 по 2030 год составит более 4,8 трлн руб. Обсуждается и увеличение объемов финансирования еще на 1,6 трлн руб. Опуская все аргументы об избыточности генерирующей мощности в РФ, очевидно, что потребители ВИЭ, уже оплатившие строительство этих объектов, будут вынуждены еще и дополнительно заплатить за сертификаты от этих объектов. Двойная выгода для одних — двойной ущерб для других.

Таким образом, мера, которая должна поддерживать экологичных производителей, стимулировать их, — по сути, станет безальтернативным побором, который может лишить их конкурентных преимуществ на рынках сбыта. А, следовательно, приведет к неминуемой необходимости сокращать производство. В этом ли цель, ради которой затевались эти «зеленые сертификаты»?

Очевидно, если цель — это практическое, а не теоретическое экологическое оздоровление, то необходимо предусмотреть несколько способов подтверждать свою низкоуглеродность. И обеспечить именно промышленность такими инструментами во избежание спекулятивного роста стоимости электроэнергии и мощности. А также было бы логично безвозмездно распределять сертификаты, выпускаемые в отношении выработки генерации, построенной в рамках программ ДПМ ВИЭ, ГЭС, АЭС, среди потребителей — согласно доле покупаемой ими мощности по данным контрактам.

https://www.ng.ru/economics/2020-09-23/100_minenergo.html