Больше кислорода

Нацпроект «Экология» пока не объединил действия госорганов, бизнеса и общественных организаций для решения общих задач. А надо бы

Cовет при президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам с участием премьера Дмитрия Медведева утвердил 24 сентября паспорта шести национальных проектов. В их числе — нацпроект «Экология», который разработан во исполнение «майского» указа главы государства о целях и стратегических задачах в части экологического благополучия России на период до 2024 года.

Представляя нацпроект «Экология», Медведев перечислил заложенные в нем «ключевые меры»:

— Это формирование системы обращения с твердыми коммунальными отходами, ликвидация свалок, снижение выбросов загрязняющих веществ в воздушную среду, улучшение качества воды через модернизацию систем водоснабжения. Надо создавать стимулы, чтобы осуществлялся переход на лучшие доступные технологии. За этим будет следить не только государство, но и сами граждане страны, для чего формируется система общественного контроля.

Министр природных ресурсов и экологии РФ Дмитрий Кобылкин пояснил окончательную структуру нацпроекта «Экология», выработанную с учетом обсуждений в экспертном сообществе:

— Он по-прежнему состоит из четырех крупных блоков: это «Воздух», «Вода», «Отходы» и «Биоразнообразие». В него входит уже одиннадцать федеральных проектов: добавлено «Внедрение наилучших доступных технологий» (НДТ). Мы планируем в течение шести лет значительно продвинуться в этом направлении и сделать так, чтобы нашим добывающим компаниям было выгодно использовать как можно больше российских технологий в очистке воздуха, сбросов стоков. НДТ в течение шести лет будет развиваться так, чтобы в этом могло поучаствовать максимальное количество предприятий. Это наша основная задача.

Окончательный бюджет нацпроекта, рассчитанного на шесть лет, составит 4 трлн рублей, из них 3,2 триллиона — внебюджетные источники (они еще будут уточняться, но уже понятно, что это в основном промышленные предприятия).

— Мы ведем работу с нашими промышленными компаниями. И цифры в их инвестпрограммах меняются в основном в бо?льшую сторону, что нас очень радует в части улучшения экологической атмосферы вокруг их производств. Что касается федеральных денег, это около 700 млрд рублей. Остальное — деньги субъектов Российской Федерации, — отметил Дмитрий Кобылкин.

Ранее министр говорил, что «наиболее чувствительной для населения» является проблема обращения с отходами производства и потребления. В настоящее время планируются разработка единой федеральной схемы обращения с отходами на базе региональных данных, а также подготовка программы строительства объектов по сортировке, утилизации и переработке твердых коммунальных отходов.

— Новая отрасль нуждается в едином координаторе по сопровождению реформы в сфере управления отходами, — комментирует Кобылкин. — Драйвером и интегратором может стать публично-правовая компания, которая позволит применять различные финансовые механизмы реализации нацпроекта, в том числе новые инструменты, ранее недоступные для участников российского рынка, такие как «зеленые облигации».

Целевые показатели нацпроекта амбициозны. Так, соотношение утилизации и захоронения твердых коммунальных отходов к 2024 году должно составить 40% к 60%. Сейчас это 7% против 93%. Для достижения потребуется 291,1 млрд рублей, из них 182 миллиарда — из внебюджетных источников, остальное — из консолидированного бюджета. Совокупный объем вредных выбросов в атмосферу должен сократиться к 2024 году на 22%. На это планируется выделить 480,5 млрд рублей, причем 370,9 миллиарда — за счет внебюджетных источников. Доля городского населения, обеспеченного качественной питьевой водой из систем централизованного водоснабжения, должна составить через шесть лет 99%. Это обойдется бюджету в 180 млрд рублей, еще 78 миллиардов планируется найти во внебюджетных источниках.

Пересмотра не ждите
Больше всего средств будет пущено на внедрение НДТ — 2,4 трлн рублей. Причем практически все эти средства должен выделить бизнес, государство намеревается потратить только 27,5 млрд рублей.

НДТ, согласно федеральному закону «Об охране окружающей среды», это технология производства продукции (товаров), выполнения работ, оказания услуг, определяемая на основе современных достижений науки и техники и наилучшего сочетания критериев достижения целей охраны окружающей среды при условии наличия технической возможности ее применения. Эксперты убеждены, что любое внедрение НДТ можно считать «экологическим», поскольку практически каждая технология связана с выбросами, сбросами или отходами производства. Принятие нацпроекта «Экология» вряд ли существенно повлияет на планы промышленных компаний: крупнейшие из них и без того направляют масштабные инвестиции на модернизацию производства, они и пойдут по «зеленой» графе.

— В РФ утверждены уже 50 справочников по наилучшим доступным технологиям, многие из них относятся к деятельности предприятий Сибура. Это и переработка попутного газа, и производство основных органических химических веществ, и производство полимеров, и тонкий органический синтез и другие, — прокомментировали в пресс-службе Сибура. — Технологии, реализуемые на предприятиях Сибура, соответствуют принципам НДТ, поэтому пересмотр программ по внедрению наилучших доступных технологий не

требуется. При новом строительстве и реконструкции, техническом перевооружении и модернизации своих объектов Сибур также учитывает материалы справочников НДТ (описанные в них технологии и технологические показатели). В ближайшие годы в компании планируются масштабные проекты, включающие НДТ. Например, в 2017 году Сибур-ПЭТФ в Тверской области ввел в эксплуатацию совершенно новые очистные сооружения, построенные с применением НДТ, в этом году такие сооружения будут открыты в Пермском крае на Сибур-Химпроме.

В пресс-службе «Мечела» подчеркнули, что планомерная работа в Челябинске по сокращению негативного влияния на окружающую среду ведется с момента вхождения Челябинского металлургического комбината в Группу «Мечел». Мероприятия комплексной экологической программы с 2003 по 2017 год позволили ЧМК достичь 30-процентного снижения выбросов в атмосферу, инвестиции на эти цели превысили 70 млрд рублей. Так, открыта аглофабрика, соответствующая самым высоким экологическим требованиям, выведены из эксплуатации две доменные печи, два электросталеплавильных и два мартеновских цеха, остановлена часть прокатных мощностей. Все это сопоставимо с закрытием небольшого металлургического завода с ежегодным объемом производства 4 млн тонн стали. Вместо этого запущены современный сталеплавильный комплекс и универсальный рельсобалочный стан мощностью 1,1 млн тонн в год.

— Текущая программа экологических мероприятий предусматривает вложение порядка 10 млрд рублей до 2025 года с учетом НДТ. Помимо этого компания идет дальше, чем просто соблюдение экологических требований, и берет на себя дополнительные обязательства. «Мечел» проводит добровольный экологический аудит своих предприятий, находящихся в Челябинске, в результате которого программа модернизации будет расширена в соответствии с рекомендациями экспертов Научно-исследовательского института охраны атмосферного воздуха (НИИ «Атмосфера»), — отметили в пресс-службе «Мечела».

Деньги в Исеть не впадают
Председатель Общественного совета при министерстве природных ресурсов и экологии Свердловской области Галина Пахальчак считает, что внедрение НДТ решает не только экологические, но и экономические вопросы, следовательно, выгодно промышленникам:

— Снижение энергоемкости, водопотребления, комплексное использование минеральных ресурсов позволяет сократить издержки предприятий, снизить себестоимость производства продукции, то есть повышает конкурентоспособность. Для наших предприятий это актуально, а значит, это позитивное направление. В наибольшей степени к внедрению НДТ готовы крупные экспортно ориентированные предприятия, в том числе металлурги, в наименьшей — предприятия ЖКХ.

Председатель Свердловского реготделения Российского экологического общества Ольга Старцева называет положительные и отрицательные аспекты внедрения НДТ:

— Крупнейшие загрязнители будут получать комплексные экологические разрешения и платить налоги исходя из реальных объемов своих выбросов. У них сохраняется возможность налоговых вычетов, в том числе расходов, осуществляемых ими в рамках экологической модернизации предприятий. Это плюс. Сейчас Минпромторг разрабатывает правила предоставления субсидии предприятиям на возмещение части затрат на выплату купонного дохода по зеленым облигациям, выпущенным в рамках реализации инвестпроектов по внедрению НДТ. Но минус в том, что многие нормативы выбросов и сбросов — «от царя гороха», они не пересматривались с прошлого века. Например, норматив на сброс сточных вод. Как всегда, НДТ активнее других внедряют флагманы — энергетики, металлурги и, как бы неожиданно это ни прозвучало, водоканалы.

Мнения независимых экспертов в отношении обозначенных правительством экологических задач разошлись.

— Оптимизма по поводу улучшения экологической ситуации в связи с реализацией нацпроекта «Экология» не разделяю. Достаточно вспомнить, что у нас были нацпроекты «Здравоохранение», «Образование» и др. Но их реализация не улучшила ситуацию ни в одной из этих отраслей, — констатирует Галина Пахальчак.

— Это прорывной проект, каких в России еще не было, которого долго ждали все экологи, — убеждена Ольга Старцева. — После Госсовета по вопросу «Об экологическом развитии Российской Федерации в интересах будущих поколений» 27 декабря 2016 года и данных по его итогам поручений президента стало окончательно понятно, что Россия встала на зеленые рельсы. Наша страна ежегодно теряет 4 — 6% ВВП от проблем, связанных с экологией. То есть не решать эти проблемы экономически невыгодно. Не говоря уже о социальном факторе и здоровье населения. Учитывая, что в Уральском регионе накоплено немало экологических проблем, изменения будут заметны. Менее — в столице Урала, откуда за последние годы вынесено 14 вредных производств. Но более — в Нижнем Тагиле, состояние воздуха которого попало отдельным пунктом в нацпроект. Жаль, что отдельным пунктом не попала река Исеть, которая в материалах Госсовета была обозначена как экстремально грязная (самая высокая степень загрязнения по градации). Очень надеюсь, что деньги дойдут и до таких рек, как Исеть и Чусовая, ведь в России есть не только Волга.

Экспертам пока неизвестно, как разработана система индикаторов контроля за реализацией нацпроекта. Важно установление и общественного контроля со стороны некоммерческих экологических организаций. Не менее существенный аспект — вовлечение бизнеса. Не финансовое, с этим все ясно, поскольку 80% расходов на нацпроект «Экология» составят внебюджетные источники. Но чтобы бизнес платил, ему должны быть полностью понятны правила игры. Так, градообразующие предприятия, на которые и без того в последние годы выросла социальная нагрузка, заинтересованы в том, чтобы отчисляемые ими на охрану окружающей среды деньги шли на улучшение экологической ситуации на территории присутствия. Но пока этого нет, поскольку Бюджетный кодекс не допускает создания внебюджетных фондов, а Минфин против целевого расходования средств: финансы, поступающие в счет платы предприятий за негативное воздействие на окружающую среду, до сих пор не имеют целевого назначения. Вместе с тем «меченые» деньги позволили бы увидеть движение средств на минимизацию негативного воздействия на окружающую среду, причем в конкретной местности, повысили бы доверие бизнеса к экологическим планам правительства.

Понятно, что на решение в России проб­лем экологической безопасности требуются десятилетия, и шесть лет нацпроекта «Экология» — только начало большого пути. И сам нацпроект, вполне вероятно, подвергнется корректировкам.

«В нацпроекте “Экология” после его утверждения возможно не только участие регионов, но также различных организаций. Такой масштабный проект не сможет ограничиться тем, что включено в него сейчас, — полагают в Минприроды. — Изменения в жизни страны будут однозначно вносить коррективы.

А применение инструментов проектного управления позволит Минприроды быть более гибкими и оперативно реагировать на внешние факторы».

Источник: http://expert.ru/ural/2018/41/bolshe-kisloroda/