Красноярский край

Весь 2017 год, объявленный президентом Годом экологии, в регионе много пиар-активности на эту тему. Но эксперты пока не видят результатов, ощутимых в буквальном смысле носами и лёгкими горожан.

Уровень загрязнения воздуха в городах Красноярского края в 2016 году был в два раза выше, чем в среднем по России. Для жителей крупных городов из-за плохой экологии сохраняется риск развития различных заболеваний, вплоть до онкологии. Как будем жить и чем будем дышать в будущем выяснял корреспондент «АиФ-Красноярск».

Букет примесей

По данным Роспотребнадзора, в Красноярском крае не соответствует нормативам содержание в воздухе таких веществ, как бензапирен, оксиды меди и никеля, свинец и его соединения, диоксид азота, формальдегид, фтористые газы.

Доля проб воздуха, превышающих гигиенический норматив, составила в 2016 году 2,3% при общероссийских показателях 0,8-1,02%. В частности, в 2016 году по сравнению с 2015-м вырос уровень загрязнения атмосферы в Красноярске, Норильске, Назарове. «Результаты анализов воздуха показывают, что, если сложившийся уровень загрязнения в крупных промышленных городах сохранится, есть вероятность развития у жителей болезней органов дыхания, иммунной системы, крови и глаз», — сообщил руководитель Управления Роспотребнадзора по Красноярскому краю Дмитрий ГОРЯЕВ. — Остаётся повышенным и риск развития злокачественных опухолей.

 

Большой минус в том, что не учтено воздействие незамерзающего зимой и холодного летом Енисея, считает доктор физико-математических наук, сотрудник Красноярского научного центра СО РАН Рем ХЛЕБОПРОС. — Оно сопоставимо с влиянием крупного промышленного производства и теплостанций, так как в разы увеличивает число дней в году с режимом НМУ. Есть один из проектов, разработанный в 80-е годы группой учёных, в числе которых был молодой Эдхам Акбулатов, нынешний мэр Красноярска. На него получен патент, и в пересчёте на нынешние деньги за 200 млн рублей можно устранить этот дефект. Но за все эти годы у руководителей не нашлось гражданской смелости, а у общества — желания и сил заставить их это сделать.

 

Проекты на тормозе

В правительственной экологической программе на этот год более ста мероприятий. «Большинство направлены на снижение негативного воздействия, улучшение качества атмосферного воздуха и окружающей среды в регионе в целом. Ряд коснётся таких направлений, как особо охраняемые территории, животный мир, лес, вода, Арктика, климат, а также обращение с отходами. На решение вопросов экологии будет направлено более 5 млрд рублей. Финансирование — за счёт средств федерального и краевого бюджетов, а также средств предприятий-природопользователей. Особое внимание уделено просветительской работе, в крае пройдут конференции, акции, выставки, конкурсы, субботники и флешмобы», — подчеркнул замминистра природных ресурсов и экологии Красноярского края Дмитрий ЕХАНИН.

 

 

Структурное новшество с 1 января 2018 года коснётся сферы обращения с коммунальными отходами. Правда, связано оно не с краевой инициативой, а с новым ФЗ № 458.

«Сегодня предприятия, занимающиеся сбором отходов, заключают договоры кто с перевозчиками, кто с полигонами. Должного контроля при такой системе за потоками мусора, к сожалению, нет. Когда закон начнёт действовать, весь край будет разделён на 19 зон, в каждой из которых за сбор, транспортировку и переработку мусора будет отвечать свой региональный оператор», — сообщила начальник отдела государственной экологической экспертизы и регулирования деятельности в области обращения с отходами министерства природных ресурсов и экологии Красноярского края Юлия ГУМЕНЮК. — В качестве пилотных территорий называются Канск, Рыбинский район, Зеленогорск, Назаровский район, Таймыр.

Кстати

В Красноярском крае на телефон горячей линии 8 (391) 21-21-706 можно сообщать о загрязнении воздуха и других нарушениях экологического законодательства.

 

Правда, некоторые идеи притормаживают. Так, в Канске и Лесосибирске планировали открыть мусоросортировочные заводы, а на Таймыре и под Красноярском, в Емельяновском районе, — заводы по утилизации и обезвреживанию отходов от 1-го до 4-го классов опасности. Пока это лишь проекты, и в Минприроды сказали, что вопрос «Почему?» надо задавать инвесторам.

Надежды возлагали на систему гласного мониторинга — в конце весны планировали открыть интернет-сайт со сводными данными федеральных, краевых, промышленных структур обо всех загрязнителях в Красноярске. Но презентацию отсрочили.

«В прошлом году принята дорожная карта, в этом — подписана экологическая хартия. Нам говорят, что крупнейшие промышленные загрязнители приняли программы модернизации, везде установят новые фильтры, объёмы выбросов будут неуклонно снижаться. Это всё не может не радовать, но хотелось бы, чтобы это ощутил средний красноярец своим носом, лёгкими. Пока конкретных результатов не хватает», — подчеркнул председатель Общественной экологической палаты Гражданской ассамблеи Красноярского края Александр КОЛОТОВ.

Выбросы вредных веществ в регионе.

Выбросы вредных веществ в регионе. Фото: АиФ

При этом эксперты сходятся во мнении, что слабое место в экологической политике — отсутствие программы по снижению автомобильных выбросов. Да, мера не популярна в народе. Но за последние пять лет в Красноярске количество автомобилей выросло до 366 тыс. 92% из них — легковые машины, 7% — грузовой автотранспорт, 1% — автобусы. При этом машины старше 10 лет составляют 62% от всего автопарка. Если красноярцы готовы идти на митинги за чистое небо, то готовы ли они начать с себя и отказаться от поездок на авто по городу без крайней необходимости?

 

Менее эксперта

Доктор биологических наук, завлабораторией Института леса им. В. Н. Су­качёва СО РАН Александр ШИШИКИН: «В Красноярском крае нет системы независимого мониторинга ни за одним из крупных загрязнителей. А он необходим, и не только по воздуху, но и по почве, растениям, животному миру. Методики, разработанные в соответствии с современным законодательством, у нас есть, но предприятия, похоже, не заинтересованы в том, чтобы их внедрять. Наверное, руководители не хотят публичности в своей, как они считают, негативной экологической деятельности. Но техногенное воздействие далеко не всегда вредно. С возникновением Саяно-Шушенского водохранилища, например, выиграли местные рыбаки — столько леща, окуней, карасей в Енисее они не ловили никогда. Ландшафт, который оставляет после себя карьерная разработка угля, пригоден для выращивания леса, сбора ягод, грибов, рыборазведения. После гидромеханической отработки золота образуется старично-озёрный комплекс — с рыбой, утками, бобрами, лосями и другими промысловыми и редкими животными, что намного продуктивнее прежней долины речки».

Источник: http://www.krsk.aif.ru/society/zelyonyy_piar_v_god_ekologii_o_ney_mnogo_govoryat_no_uluchsheniy_poka_net