Т.В.Злотникова: Градостроительные отношения и охраняемые природные территории. Современные приоритеты в России и в московском регионе

Градостроительные отношения и охраняемые природные территории. Современные приоритеты в России
и в московском регионе

 

На состояние здоровья городских жителей отрицательно влияет неудовлетворительное состояние городских лесов, являющихся зелеными легкими наших экологически неблагополучных городов.

Городские леса отнесены Лесным кодексом РФ к категории лесов, выполняющих защитные функции: их использование совместимо только с выполняемыми ими полезными функциями и целевым назначением защитных лесов, а уменьшение территорий городских лесов запрещено (статьи 12 и 105 Лесного Кодекса).

Но по нерадивости (а возможно по прямой вине!) Рослесхоза, отвечающего за установление границ такой категории защитных лесов, эта норма Лесного Кодекса практически повсеместно не работает. Государственная политика в этом важном вопросе отсутствует, хотя вину за это должны разделить с лесной службой незаинтересованные в такой защищенности городских лесов органы государственной власти и местного самоуправления субъектов РФ.

Особую тревогу вызывает судьба защитных лесов Московской области, (леса первой группы), которые теперь являются территорией Новой Москвы. Ведь специально для этих территорий, несмотря на то, что их статус в качестве городских лесов юридически не закреплен (и маловероятно, что это когда-нибудь произойдет), уже внесена поправка в Закон РФ «О введении в действие Лесного Кодекса Российской Федерации», которая для г. Москвы устраняет действующий для всех городских лесов запрет на сокращение их территорий.

Еще несколько лет назад земельные участки подмосковных лесов, являющихся защитными лесами 1-ой группы, можно было перевести в категорию нелесные только исключительно посредством Распоряжения правительства РФ и только при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы. Теперь же судьбу этих защитных лесов будет решать … градостроительная Комиссия г. Москвы, у которой совершенно другие приоритеты.

Такая деэкологизация прогрессивных природозащитных норм приведет к еще большим потерям лесопаркового защитного пояса (ЛПЗП) г. Москвы, который многие десятилетия эффективно выполнял свою средозащитную и рекреационную функции. По разным данным, незаконной застройке подверглись 250-350 га территории ЛПЗП. По данным МосгорДумы, за последние 20 лет площадь утраченных в результате пожаров, несанкционированной застройки, самовольного захвата лесных участков, перевода земель из категории лесные, а также переданных в аренду) лесов Подмосковья составила более 110 000 га. Эти потери сопоставимы с площадью территории города Москвы, существовавшей до ее увеличения.

Статьей 86 Земельного кодекса РФ установлено, что границы и правовой режим пригородных зон городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга утверждаются и изменяются федеральным законом, который до настоящего времени не только не принят, но даже не разрабатывается. Принятие такого закона для московского региона сегодня как нельзя своевременно и актуально, и могло бы смягчить невосполнимые ущербы окружающей среде мегаполиса от агрессивного градостроительства.

В последние годы в законодательство об особо охраняемых природных территориях (ООПТ) внесен ряд изменений, направленных на вовлечение их земель в интенсивное градостроительное и коммерческое использование, что приводит к размыванию их статуса, не имеющее ничего общего с охраной окружающей среды.

Эти опасные изменения легализовали строительство в заповедниках и национальных парках горнолыжных баз, гостиниц, баз отдыха, пирсов, парковок, дорог, и прочих благ цивилизации, не совместимых и угрожающих самому существованию самых ценных видов ООПТ. А такой вид ООПТ, как памятник природы регионального значения (их в России насчитывается около 9 тысяч), может быть вообще ликвидирован.

Самые радикальные изменения внесены в ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях» ФЗ от 30.11.2011 N 365-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Так, новая редакция статьи 15 «Режим национальных парков» существенно ограничила систему запретов и ограничений, которая существовала ранее для национальных парков. Особенно это касается двух зон: рекреационной и зоны хозяйственного назначения.

Ранее существовавший в п.п. «д» п. 2 этой статьи жесткий запрет на «строительство…объектов, не связанных с функционированием национальных парков» заменен на: «за исключением объектов, размещение которых предусмотрено пунктом 1 настоящей статьи, объектов, связанных с функционированием национальных парков и с обеспечением функционирования расположенных в их границах населенных пунктов».

Признаны утратившими силу и другие существовавшие в предыдущей редакции ст.15 правовые ограничения в части запрета на «расширение и строительство новых хозяйственных объектов».

Фактически, эти изменения означают, что на большой части территории национальных парков (кроме заповедной и особо охраняемой зон) допускается строительство любых рекреационных, туристических и спортивных объектов и соответствующей инфраструктуры, а также любых объектов (в том числе линейных сооружений), для обеспечения функционирования населенных пунктов в границах национальных парков.

В случае с национальным парком «Лосиный Остров», который расположен на территории двух субъектов РФ – Москвы и Московской области, указанные законодательные нововведения означают, что на территории национального парка могут быть построены практически любые объекты, поскольку в границах парка находится как территория Москвы, так и отдельных населенных пунктов Московской области.

Тем не менее, в Положение о национальном парке «Лосиный Остров», утвержденное приказом Минприроды России от 26.03.12г. № 82 и зарегистрированное Минюстом России 20.08.12г. за № 25218, внесены соответствующие изменения.

Таким образом, запущен правовой механизм разрушения природных комплексов и активного градостроительного освоения территории уникального национального парка, вносящего неоценимый вклад в поддержание окружающей среды Московского региона.

Такие опасные изменения в законодательство об ООПТ стали возможны еще и потому, что ныне действующий Градостроительный Кодекс установил приоритет и верховенство градостроительных отношений над практически всеми природоресурсными отношениями: над нормами лесного, водного и земельного законодательства, законодательства об ООПТ, об охране окружающей среды. Так, ст.4 Градостроительного Кодекса определяет, что: «К градостроительным отношениям применяется земельное, лесное, водное законодательство, законодательство об особо охраняемых природных территориях, об охране окружающей среды …, если данные отношения не урегулированы законодательством о градостроительной деятельности».

Антиэкологический посыл Градостроительного Кодекса был воспринят субъектами РФ. «Передовиком» в антиэкологическом законотворчестве с явным доминированием градостроительных интересов является г. Москва.

11 апреля 2012 г. Мосгордума приняла Закон № 12 «О внесении изменений в Закон города Москвы от 25 июня 2008 года № 28 «Градостроительный кодекс города Москвы» и статью 8 Закона города Москвы от 5 мая 1999 года № 17 «О защите зеленых насаждений» (далее – Закона г. Москвы № 12).

Принятым Законом предусмотрена возможность строительства детских садов и школ на природных и озеленённых территориях, а также исключение из состава ООПТ земельных участков, занятых «объектами гаражного назначения», без компенсации отчуждаемых площадей, т.е. лигитимизированы безвозвратные потери около 4-х процентов территории всех ООПТ г. Москвы.

Кроме того, внесены другие изменения, опасные для существования разных видов охраняемых природных и озелененных территорий столицы, так как  упразднены или минимизированы запреты и ограничения, существовавшие ранее. Статья 8 Закона г. Москвы «О защите зеленых насаждений», была посвящена защите зеленых насаждений при осуществлении градостроительной деятельности, в которой в частности было установлено: «Озелененные территории, в том числе зеленые массивы, а также участки земли, предназначенные для развития озелененных территорий, застройке, не связанной с их целевым назначением, не подлежат». Казалось бы безобидная замена одного слова «целевой» на «функциональный» выхолостила весь закон, противоречит его духу и букве и не позволяет его применять в тех целях, для которых он был принят. При этом, указанные изменения открыли неограниченные возможности для уменьшения площадей территорий, занятых зелеными насаждениями и в дальнейшем.

Указанные изменения противоречат многочисленным нормам федерального законодательства, в том числе ст.76 Конституции РФ.

Согласно ст. 2 Градостроительного кодекса РФ, одним из основных принципов законодательства о градостроительной деятельности является «осуществление градостроительной деятельности с соблюдением требований охраны окружающей среды…». Указанные требования установлены ФЗ «Об охране окружающей среды», ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях», Земельным кодексом РФ и др.

Внесенные Законом г. Москвы № 12 изменения нарушают нормы указанных Федеральных законов и права москвичей на благоприятную окружающую среду, что явилось основанием для их оспаривания автором этих строк в Московском городском и Верховном Судах.

 

Заслуженный эколог России, Почетный работник охраны природы,

Д. ю. н., Академик РЭА, Заместитель председателя НЭАП

(Национальной экологической аудиторской Палаты)                               Т.В.Злотникова