Абрамченко: начнем избавляться от одноразовых товаров из пластика поэтапно с 2025 года

Вице-премьер РФ рассказала в интервью ТАСС о том, как будет соблюдаться баланс между поддержкой бизнеса и достижением целей по улучшению качества окружающей среды в новых реалиях и «отрезвляющих» мерах для нарушителей.

Введенные в отношении России санкции повлияли в том числе на экологический сектор. Вице-премьер РФ Виктория Абрамченко рассказала в интервью ТАСС на полях Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) о том, как будет соблюдаться баланс между поддержкой бизнеса и достижением целей по улучшению качества окружающей среды в новых реалиях и «отрезвляющих» мерах для нарушителей. Также она объяснила, как в России будет происходить отказ от одноразовых пластиковых товаров и упаковки с 2025 года, и развеяла мифы касательно «неэффективности» мусорной реформы.

— Виктория Валериевна, представители бизнеса просят смягчить экологические требования на фоне санкционного давления. Насколько это целесообразно, по вашему мнению?

— Смотря какие экологические требования. Все-таки есть базовые понятия, такие как водные ресурсы и необходимость сохранять чистоту водных ресурсов, источников, в первую очередь, питьевой воды, водоснабжения. Тут никаких смягчений не планируется, наоборот, государство помогает бизнесу и коммунальному сектору. Вы знаете, что есть отдельная программа по модернизации водоканалов, центров, которые занимаются водоподготовкой и работают со стоком в водные объекты. В этом направлении мы, наоборот, будем продолжать экологическую модернизацию. Что касается выбросов в атмосферу — тут другая ситуация.

Крупные предприятия, промышленные центры, гиганты, которые расположены в 12 городах-участниках эксперимента «Чистый воздух» — бизнес в этих городах действительно просит об определенной отсрочке реализаций ранее начатых программ модернизации. И государство, в рамках системных мер поддержки для бизнеса в текущей ситуации и с учетом введенных в отношении Российской Федерации санкций, пошло навстречу бизнесу. Государство говорит о том, что необходимо на два года дать бизнесу возможность адаптироваться к новым условиям, восстановить утраченные торговые цепочки, связи, восстановить логистику, найти новых торговых партнеров, которые смогут обеспечить поставку соответствующего оборудования для этих предприятий. Вот тут мы действительно пошли навстречу.

— Вы ранее сообщили, что новая концепция расширенной ответственности производителя будет введена в 2025 году. Сохранятся ли в ней положения, которые взбудоражили россиян, о запрете одноразовых изделий?

— У нас это даже не в концепции расширенной ответственности и реализации через соответствующий закон. У нас это заложено как необходимые меры в проекте «Экономика замкнутого цикла». Там мы предусматриваем, что 49% упаковки должно быть произведено из вторичных ресурсов. Соответственно, та упаковка, которую нельзя переработать, трудно извлекаемая, как пластиковые трубочки, другие виды товаров и упаковки, от них нужно постепенно избавляться и заменять их более экологичными. Поэтому мы по этому пути тоже идем. Продолжаем.

— А когда мы «придем», как вы считаете?

— Законопроект, который модернизирует институт расширенной ответственности производителей находится на площадке правительства. То есть это не уровень федеральных органов исполнительной власти, он уже внесен в правительство. Доработанный вариант в правительстве, направлен по федеральным органам исполнительной власти.

В нем сейчас предусмотрены небольшие отступления от той концепции, которую мы утверждали до введения в отношении Российской Федерации санкций. Какие это отклонения? Первое — ответственность мы все-таки предусмотрели на плечах не производителя товаров, а производителя упаковки. Почему это сделали? Нам коллеги в министерстве экономического развития дали такую хорошую аналитику.

Количество производителей товара около 4 млн, а количество производителей упаковки  около 4 тыс. Часто производителя товара и производителя упаковки — невозможно. Было принято решение, что мы все-таки сосредоточимся, опять-таки опираясь на опыт Белоруссии, на ответственности на плечах производителя упаковки. Было такое взвешенное решение, которое под собой имеет расчет профильных федеральных органов исполнительной власти и опыт наших дружественных государств.

Сейчас законопроект о вступлении в силу основной нормы, которая и была предметом дискуссии горячей, когда будет 100% введен норматив утилизации упаковки, — это 2025 год.

— Правильно я понимаю, что в 2025 году мы уже активно начнем «искоренять», так скажем, одноразовые товары и упаковку?

 Нет. Мы начнем искоренять, как вы говорите, одноразовую упаковку, либо товары, которые не перерабатываются, постепенно. Для них, например, нет способов утилизации, либо эти способы очень дорогие, либо товары, которые трудно извлекаются из объема накопленных твердых коммунальных отходов. Это будет по отдельному графику, в зависимости от того, чем мы можем заместить. Есть вариант замещения, есть такая технология, есть такой вид товара или упаковки  мы будем сразу в отношении такой группы вводить соответствующие решения о замене. 

— Виктория Валериевна, как вы считаете, штрафы за экологические нарушения у нас достаточно угрожающий или возможны ужесточения?

— Смотря за что. Вот из недавнего примера: мы ввели ответственность за умышленное затопление корабля  20 млн рублей. Это фактически сумма подъема судна и его утилизации. Это дорогое удовольствие, соответствующая компетенция должна быть, оборудование для подъема этого судна, зависит еще и от глубин, на которых такое судно лежит, поэтому вот тут очень большой штраф.

Что касается ответственности загрязнителей воздуха, то есть поручение президента, предусмотреть оборотные штрафы за невыполнение мероприятий, недостижение показателей снижения выбросов. Есть еще такое направление, как н выплаты дивидендов. Это достаточно существенно и отрезвляющее работает.

— Достаточно жестоко.

 С бизнесом — да.

— Какие меры поддержки правительство будет разрабатывать для поддержки лесопользователей в условиях санкционного давления?

— Буквально 15 июня Михаил Владимирович Мишустин подписал постановление правительства по мерам поддержки для лесопромышленного комплекса. Там три направления.

Одно направление связано с тем, что можно древесину, которую заготовили на делянке, вывозить более продолжительный период времени  до двух лет даем такую возможность. Второе направление  это лесовосстановление, а третье направление связано с возможностью рубки, в более, скажем так, экономически обоснованном варианте без учета примыкания крон по деревьям. Бизнес просил об этом на соответствующем штабе по проблемам лесопромышленников. Мы все эти направления зафиксировали, включили в антикризисный план. И вот Михаил Владимирович подписал 15 июня соответствующее постановление.

 Опять же про санкции. Смогут ли они повлиять на реализацию мусорной реформы в России?

— Для мусорной реформы, одним из ключевых показателей является создание мощностей по  сортировке и обработке отходов и по утилизации отходов. Мы анализируем ситуацию, приходим к выводу, что в блоке по сортировке и обработке зависимость от импортного оборудования и импортных комплектующих достаточно низкая. Больше 80% у нас своего, отечественного.

В блоке утилизации отходов мы все еще зависим от поставок импортного оборудования. Тут, наверное, действительно придется говорить о том, что либо уйдем в перепроектирование по объектам, которые начаты уже, либо будем сразу закладывать строительство этих объектов, с оборудованием из дружественных стран. Мы просто не будем это импортозамещать. Это долго, не всегда целесообразно, да и не успеем быстро. А задачи по реформе, они очень жесткие. В 2030 году, вы знаете, что 100% отходов должно сортироваться, а захоронение сократиться на 50%.

— То есть у нас нет шансов не успеть?

 Да.

— Еще немного про мусорную реформу. Отовсюду звучит фраза, что она провалена. Как вы считаете?

 Я слышу, что есть непонимание результатов реформы за три года. Но эти результаты имеются. У нас вся страна перешла на новые принципы работы с отходами. В этом году, в январе, города федерального назначения Москва и Петербург присоединились к этим новым правилам учета, сортировки, обработки, вывоза твердых коммунальных отходов. То есть теперь вся Российская Федерация, за исключением нескольких муниципалитетов в Хабаровском крае, где просто еще не отобрали регионального оператора, перешла на новую систему работы с отходами.

Мы перешли, такое решение поддерживается со стороны государства, все-таки к раздельному сбору мусора. Да, это еще не 100% населенных пунктов, но в каждом населенном пункте есть к этому движение: соответствующим образом оборудованные площадки для накопления отходов, мусоровозы, которые приезжают по отдельному графику. И это контролируется. Нам очень помогают волонтеры, ребята, которые отслеживают, не сваливают ли раздельно собранные отходы, вместе с другими, смешенными отходами. Так вот, не сваливают, научились. Сложнее всего менять культуру потребления, и на это нужно время, чтобы люди привыкли, чтобы у людей был запрос на раздельный сброс мусора.

Вдумайтесь в эти цифры: за эти два с небольшим года реализации реформы у нас создано мощностей по обработке на 46%, а по утилизации — почти на 12%. И мы сократили таким образом объем захоронения отходов на 27%. Это те самые результаты реформы. В каждом субъекте Российской Федерации работает 181 региональный оператор. Это люди, которые подотчетны теперь публичной правовой компании «Российский экологический оператор», и все потоки с мест накопления, движения мусоровозов, точки сортировки и точки утилизации видны через информационную систему, федеральную схему по обращению с отходами. А в каждом субъекте есть своя маленькая территориальная схема. Они приняты во всех субъектах. Это результаты реформы.

Публикация: 2022.06.20 https://tass.ru/